Раввин Шимон Левин о трагедии на горе Мерон

Есть мысль которая ужасно мешала мне после трагедии на горе Мерон, но она казалась мне столь кощунственной, что я не решался поделиться ей.

166 просмотров

Тот иудаизм, который призывает людей гибнуть самим и убивать других ради религиозных целей, это какой-то не мой иудаизм.

Пренебрежение указаниями Минздрава, очевидно опасное столпотворение на массовых мероприятиях, кидание стендерами в ешиве Поневеж (как там ещё никто не погиб?). Мне не хочется ощущать себя частью такого общества. Моим ученикам я всегда старался нести иные ценности.

И вот на сегодняшнем листе Талмуда я увидел, что моя проблема существовала и две тысячи лет назад и составители Талмуда не побоялись написать про неё открытым текстом.

В иерусалимском Храме священник добежавший первым до жертвенника получал право служить первым. И однажды сгоряча один священник воткнул нож в сердце товарищу шедшему на обгон.
Раби Цадок увидев это вышел к народу и стал призывать всех к раскаянию. Но тут пришёл отец пострадавшего и обнаружив, что его сын ещё агонизирует посоветовал вытащить храмовый нож из его сердца, чтобы тот не осквернился от умершего.
Законы ритуальной чистоты были им важнее человеческой жизни, даже жизни своего сына.

Увещевания раби Цадока не помогли, Храм был разрушен при его жизни. Талмуд в другом месте высказывается о раби Цадоке, как о наиболее выдающемся праведнике того времени.

Одна из 10 заповедей — Не убей.
Избегая опасности мы выполняем эту заповедь.
Прилюдно обижая другого человека или злословя про него мы нарушаем эту заповедь.

Хотим чтобы у нас было нормальное государство на Земле Израиля? Надо решать эту проблему…

Нет комментариев. Ваш будет первым!