"Рав Каневский решил, что расследование трагедии на Мероне не нужно"

Продолжаются полыхания "журналистов" на тему "рав Каневский решил, что расследование трагедии на Мероне не нужно. Слово "журналист" в данном случае условно. Без кавычек нужно писать – пропагандист. Убеждать людей в том, чего нет на самом деле, к журналистике отношения не имеет.

133 просмотра
"Рав Каневский решил, что расследование трагедии на Мероне не нужно"

Рав Каневский обращается к людям верующим, и вопрос: будет или не будет комиссия – не его компетенция, и рав на нее не претендует. К этому за уши «журналист» тащит госконтролера, искажая смысл слов рава, с расчетом, что читатель не разбирается (хотя в письме очень простой иврит). И даже более того, окажись, что госконтролер религиозный человек – слова рава Каневского никак не должны повлиять на его действия. Указанные в письме рава заповеди никак (вообще, совсем) не могут повлиять на исполнение им своих обязанностей. Захочет провести расследование – вера ему не помешает.

Не останавливаясь на достигнутом, «журналист» зачем-то хочет оскорблять чувства верующих. Давайте скажем честно, в Израиле можно оскорблять чувства верующих. И все прекрасно знают, каких конкретно можно, а каких – нельзя. Местные «журналисты» в этом преуспели. Да и не только они. Какую именно религию в Израиле можно оскорблять, и получать за это мандаты и зарплаты известно всем.

Но поскольку наш «журналист» всё ещё требует себе прав оскорблять – у нас предложение. Отличный дискуссионный клуб по вопросам оскорбления чувств верующих «У Шхемских ворот». Собираются, в основном, по вечерам. Поторопитесь, Рамадан скоро окончится. Нам самим интересно, сколько лайков на ТикТоке наберёт попытка оскорблять там пророка Мухаммеда, пока видео не удалят.

Дремучая ограниченность местных борцов с «религиозным засильем» и «журналистов» вряд ли оскорбит верующих евреев. Во-первых, привыкли. Во-вторых, та самая религия, которую они так ненавидят за деньги, учит, что их тоже нужно любить. Братья, всё-таки. Хотя, как мы помним, сами себя они частью народа не считают. Ярон Лондон подробно объяснит, почему. И не он один.

Так что единственное, что на самом деле эти люди оскорбляют, это память собственных предков, которые часто ценой своей жизни сохраняли свое еврейство, чтобы лет через двести-триста их потомки попали под «Закон о возвращении», и поехали в Израиль оскорблять чувства верующих. В те годы евреи не имели ни государства, ни армии, ни тем более госконтролера. Была у них только Тора и вера, что когда-нибудь вернётся государство, армия и всё остальное. И даже те, кто это государство основал, уже будучи оторванными от этой парадигмы в пользу других идеологий, хорошо понимали этот факт. Им конечно это не нравилось, но синагога, в которую они не ходили – та, в которой молились предки рава Каневского.

Совершенно примитивно выглядит попытка противопоставить иудаизм и науку. Не знаем, на какого потребителя рассчитан этот бред при живом профессоре Исраэле Аумане (дай Б-г долгих лет жизни). И это просто самый известный пример – Нобелевская премия все же. Как и в случае с госконтролером – иудаизм не помешает хирургу оперировать, инженеру – проектировать и т.д. Но вот кому-то в Израиле нужны идеологические штампы советской пропаганды в 21 веке.

Но самое главное во всей этой истории на наш взгляд то, почему именно сейчас все это приходится комментировать. С чего вдруг «журналисты» кинулись рава Каневского с госконтролером сравнивать да выписываться из еврейского народа.

Мы думаем, что всё это полыхание, все эти пропагандистские набросы – следствие того, что за последнюю неделю в Израиле неожиданно наметилось… Единство. Мы сейчас не про политического мутанта, которого Лапид с Бенетом в пробирках выращивают. Мы про реальное единство и солидарность, которую проявили люди в Израиле после трагедии на Мероне. Перед пропагандистами и борцами с религиозным засильем предстала страшная картина их собственной бесполезности: евреи остались евреями. И от своей традиции и корней отказываться не собираются.

Единственное, что нас во всем этом действительно удручает – слишком дорогую цену пришлось заплатить за то, чтобы пропагандистам да борцам с засильем это стало очевидно. © Люди в черном

Нет комментариев. Ваш будет первым!